Во тьме веков теряются следы...
О, некогда блистающая Троя!
Она еще не ведала беды,
В привычной жизни планы свои строя.
Еще к вратам признанья и дары
Стекались по путям торговым мира,
И двор царя Приама до поры
Средь стен своих не знал кровавей пира...
Тут с давних пор успешный торг вели
И хетт, и грек, и скиф, и египтянин…
И море, что виднелось чуть вдали,
Как будто оживало с новостями.
Молва, как ветер, пронеслась: Парис,
Посланником что был от славной Трои
Для мирных дел, вернулся. В чем сюрприз?
Влюбился и побег тайком устроил
Красавице, к тому ж, жене царя
Средь греков…. Хотя нет ее прекрасней,
Но чувства не всегда нам говорят:
Что лучше для судьбы и безопасней?
Елену, как невесту, взял Парис...
Для вспыхнувшей любви то не преграда,
Что в гневе муж, как туча, вслед навис
Над ними…. Может так ему и надо?
Он знал войну, охоту да пиры,
Да средь друзей хмельные разговоры...
А женщине - пред нею все миры
Открыты! Что супружеские ссоры?
И даже сам отважный Ахиллес,
Хоть на пирах заглядывался, вроде,
И первый воин среди них, вразрез
Не шел из –за Елены - благороден!
Стерпеть царю такое не дано.
Парис был гостем - честь ему и слава!
Но позволять... и Менелай давно
Искал свой повод, что давал бы право...
Как знал: Парис любимцем был отца,
Он никогда не даст его в обиду...
Проси богов, спроси хоть мудреца:
А в спорах вся надежда - на Фемиду!
И случай в руки неспроста идет.
Тут жди гостей непрошенных в пределы!
Не дремля, греки не один уж год,
Куют мечи, доспехи, множат стрелы….
Царь Агамемнон, на совет собрав,
Желая Менелая успокоить,
Из ближних царств соседей, рассчитав,
Призвал пойти войной в поход на Трою.
А там устроить суд: смерть от меча,
Пусть примет нарушитель прав Парис;
Елене ж перед мужем отвечать
За свой побег, измену и каприз.
Довольно о заморских чудесах
Лишь слышать, их пора уже увидеть.
Богатая добыча на весах
Кого б могла среди царей обидеть?
И тут уж своенравный Ахиллес
Помочь им не откажет, нет сомненья,
Ведь к Трое у него есть интерес.
Да будет ли в том доброе знаменье?
И вот уже война десятый год...
То стычки, то сраженья - нет успеха,
Который был задуман наперед.
И Троя не сдается - не до смеха!
А стены ее - также высоки!
И многие уже пред ними пали…
Своею мощью, как их не окинь,
Они пред каждым взором выступали.
И сотня кораблей, как стая птиц,
Готовиться в поход обратный стала,
И больше оживления средь лиц,
Хоть радости на них совсем уж мало.
Чем тут унять раздоры меж племен,
Ведь тяжким бременем легла осада?
Представ у врат, как дар богов, конем,
Что почитаем всяким, как награда,
Обманом стала… Стражам невдомек,
Что греки отплывали не напрасно...
Врасплох убиты были все, кто мог
Защитой быть для крепости несчастной.
Коварство, подкуп, хитрость - удались!
И в чреве конь своем таил угрозы…
В нем воины, собой что поклялись,
Рискуя, ждали часа... Что им слезы?
Внезапно всю охрану перебив,
С ворот сбивая крепкие запоры,
Немало перед этим тайн добыв,
Они во тьме метались, словно, воры.
И греки в Трою ночью ворвались
В открытые врата, где сном объяты
Еще все были те, чья больше жизнь
Препятствием не стала, как когда-то.
Повсюду стоны слышались в ночи
Среди резни, пожаров, криков, плача…
К себе на помощь, как ты не кричи,
Звать некого и смерть в бою - удача!
Дворец ли, дом - дотла в ней был сожжен,
Повержены до оснований стены…
Убит был царь, никто не пощажен.
И горький жребий выпал для Елены…
Осада, что продлилась десять лет,
Была венцом ее забытой славы.
И ныне вспомнит лишь о ней поэт
Или историк, изучавший главы…
Во тьме веков теряются следы…
О, некогда блистающая, Троя!
И бродит она призраком беды,
И не дает другим она покоя!