Защита авторских прав
Продвижение творчества
Денежные вознаграждения
Напечатать
Скопировать ссылку

Сертификат публикации

Литературное произведение №613243 «Возмездие» опубликовано в Поэзии (https://poeziya.ru/a/613243/) 9 июня 2021 года в 22:54:55 автором №50817 (Александр Докукин).

Вышеуказанное произведение депонировано в реестре Поэзии под следующим номером:
№ 583796 Дополнительная информация об авторе и его контакты выдаются по запросу, при наличии письменного разрешения автора. Сертификат действует как в электронной, так и в печатной форме. Произведение обнародовано в соответствии со статьей 1268 ГК РФ. Авторские права на произведение охраняются законом Российской Федерации. Poeziya

Приложение №1 к сертификату №583796
(Текст произведения)

Наш дом, по счастью, оказался цел. Неделя после возвращения была полна приятными хлопотами и празднованием Нового года. Конечно, многое пропало. Гигантская папина библиотека уменьшилась больше чем на половину, но после эшелонов, голодной Уфы и безумно жаркого Ташкента, какое это имело значение? Мы были дома. Даже подселенный сосед, внезапно свалившийся неизвестно откуда, не сильно мешал. Впрочем, он, должно быть, думал, что это мы свалились ему на голову. Да, дом был цел и я с радостью встречал знакомые лица во дворе.
- Привет Серега!!!
Я был очень рад, что Серега жив, хотя до войны, мы не дружили. Так, играли иногда в футбол, на пустыре за домом или прямо во дворе. Но сейчас он был чем-то из радостной довоенной жизни, из детства, которое давно уже кончилось.
- Привет. Давно вернулись?
- Недели две.
- Ну и как?
- Нормально. Как у всех. Обживаемся.
- Родители как? Живы?
- Мама и сестра. Мы вместе в эвакуации были.
- А батя?
- Папа умер еще в 42-м, в Уфе. Тиф.
- Бывает…..
- А твои?
- Все.
- Что все?
- Просто все….. Отец и старший брат – на фронте, мама – при бомбежке, дед с бабкой – от голода.
- И как же ты?
- Ничего. Работаю на Кировском. Фрезеровщиком.
- Ты и не уезжал никуда?
- Нет.
- Один живешь?
- Тетка приехала. Их дом разбомбили, так она к нам перебралась. Ну и соседи. Закурить есть?
- Есть. Вот. Еще из Ташкента. Американская одна осталась. Я вообще-то не курю.
…….
- А ты куда собрался?
- Да надо в институт добраться, разведать – что там и как. Я ведь перевожусь из Ташкента.
- Суббота же?
- Да вроде, там есть кто-то и по субботам.
- А то пошли к Гиганту. Говорят, там немцев будут…. Того….
- Что – «того»?
- Ну…. По всей строгости…. В газетах вон пишут, что приговорили их во Пскове.
- Ну, так то – во Пскове….
- А тетка сказала, что приговор в исполнение здесь приведут. Сама вон уже с утра туда пошла…
На Загородном, удалось вскочить в грузовой трамвай. Вожатый видел нас, но ничего не сказал, поскольку не мы одни такие умные оказались. На платформе было еще несколько человек. Наверно ехали туда же, куда и мы. Держались, за что придется, стараясь не испачкаться в угольной пыли. За литейным мостом, почти все соскочили и дальше двигались пешком. Глядя по сторонам, я обращал внимание на дворников, скребущих снег. Почему-то это казалось мне важным и правильным.
………
Площадь была полна народу. Толпа располагалась по кругу от лобного места. В центре, похожие на футбольные ворота, находились…. Пахло морозом, и свежей древесиной. Люди говорили, но отдельных слов было почти не разобрать. Все сливалось.
Послышался рев моторов. Подъехали грузовики. Подъехали и остановились очень точно, так чтобы максимально упростить задачу. Неожиданно гул утих. Толпа слушала приговор, стараясь не пропустить ни одного слова. Приговоренные, стояли в кузовах грузовиков, в потрепанных мундирах. Лиц было почти не видно. Только осанка одного из них, должно быть самого старшего и по возрасту и по званию, выражала безграничное презрение ко всему. К этому городу, к морозу, к собравшейся толпе, и даже к своим товарищам. Один из них, все время пытался упасть на колени, но его поднимали солдаты. Приговор зачитали, и солдаты приступили к делу. Все происходило неспешно, но достаточно быстро. Наконец, по команде, взревели моторы……. Грузовики двинулись…. И уехали, набирая скорость.
А-а-а-а…. Толпа взорвалась…. Теперь уже можно было разобрать и выкрики. Рядом со мной завыл Серега. Глаза его превратились в узкие щелки. Он действительно выл. Не выкрикивал слова, а именно выл, по животному. По волчьи. И вдруг, повалился на меня. Упал и забился в судорогах. Из краешка рта поползли мелкие пузыри пены. И глаза закатились и стали белыми, как снег…..
- Шапку ему под голову!!!! Шапку!!!!!
- В рот ему вставьте что-нибудь!!!! Хоть что, ложку….. Врач есть здесь????
- Падучая это…. Держи его!!!! Что ты стоишь???? Он же язык проглотит!!!! Рот ему открой!!!
- Снегом ему лицо разотрите!!!! Голову ему поднимите….. Пальто расстегни, задохнется ведь…
- Простудится!!!! Растирайте его!!!!! Парень!!! Слышишь меня? Дыши!!!! Живи, давай!!!!
Кто-то помог и Серегу отнесли в сторону. Усадить удалось в какой-то сугроб у стены. Вскоре прекратилась судорога, и он стал потихонечку приходить в себя.
- В больницу бы тебе надо, - сказал мужик в лохматой ушанке.
- Не надо. – Серега открыл и снова закрыл глаза. – Закурить есть?
- Молодой еще…. – Мужик еще раз посмотрел на Серегу и ушел.
- Домой пойдем? – спросил я
- Да. Домой…. Пошли….
Толпы уже не было. На площади остались только казненные. Серега поднялся, посмотрел сперва вокруг, а потом в центр площади
- Все правильно. Так и надо. Жаль, что можно только один раз…..
Наверх