Мне нужно поспать и я это понимаю,
Но санитары почему-то меня не отпускают...
Я должен пройти их некоторые процедуры...
Замеры давления, пульса, принятие барбитуры...

Я говорю врачам тихо, вполголоса,
Что чувствую, как растут на голове мои волосы...
Они над этим и не смеются даже,
И мне от этого становится страшно...

Мне страшно от того, что я здесь один...
Но вроде спокойно, ведь колют мне
аминазин...
Приходит медсестра в халате, каждые три часа,
Спрашивает по-доброму, как у меня дела...

А как у меня дела я и сам толком не знаю,
Бывает несколько часов фамилию свою вспоминаю,
Бывает очень долго смотрю в потолок...
И больше не могу в рифму сказать пару строк...

Наверное однажды мне станет легче,
Когда эти милые санитары меня подлечат...
В этом будет несомненно огромный толк,
Я услышу их и усвою для себя урок...

Ну а пока, мокрые простыни жму в руках...
Летаю на белых крыльях где-то в облаках...
Меня отпускают на улицу, смотреть в небосвод,
Это самая дорогая из предоставленных мне здесь свобод...

Говорить мне разрешено, но я почему-то молчу...
Ощущение, что я не могу доверять врачу...
Хочется написать, как я доволен выходными днями,
Но руки привязаны крепко кровати ремнями...

Тут свой режим он от моего отличается...
Утро мое здесь совсем не так начинается...
Мне приносят на завтрак кашу с компотом,
Вот это сервис однако, вот это забота...

Я так мечтал о том, чтобы попасть сюда,
И вот я здесь, но мне грустно как никогда...
Врачи смотрят на на меня с каким-то укором
И снова тыкают в мое тело уколом...

А я к этому привык и не чувствую даже,
Тепло по телу бежит, как от крепкой алкашки...
Потом тяжелеют веки, закрываются очи...
Я тихо засыпаю, спокойной ночи...