Здесь любые движения,
Начиная с движения губ,
Помогают поверить в мечту,
Помогают идти вслед за ней.
И ни капли сомнения,
Наши мысли прочны словно дуб.
За былые грехи и за место в раю
Мы живем средь людей и идей.

У израненных стен
Много мыслей и много имен;
Уходили в века миллионы голов,
Оставляя кто мудрость, кто страх.
И никто не жалел,
Что собою рожден,
У последних ворот, взяв ключи от оков,
Превратясь толи в пиль, толи в прах.

И я слышал их крик.
Они сверху смотрели на нас,
Мне, давая понять, что вернутся опять,
Как уже возвращались не раз.
И я слышал их крик,
- Миллионами выжженных строк,
На бумаге в веках и с гитарой в руках
Нашим детям, давая урок.

Здесь любые движения,
Начиная с движения губ,
Помогают поверить в мечту,
Помогают идти вслед за ней.
Я прошу разрешения
Рядом с вами оставить свой сруб.
Я не важный поэт, но я все же иду,
Да и вместе идти веселей.

Я направлю свой взор к небесам.
Тем, кто был до меня, поклоняясь,
Гриф, сжимая в руке, ухожу налегке,
Расписавшись на мокром песке.
Свое тело доверю ветрам,
Страх уняв, ни чего не боясь,
Улыбнувшись тоске на последнем броске,
Седину, зачесав на виске.