Одинокий волк в степи завыл,
Голод, холод, рвал его на части.
Он добычу ночью не добыл,
Потому, что старый, и усталый был.
А внутри застыла кровь,
И душа за жизнь костьми цеплялась,
Только не осталось больше сил,
В небо всё, что было удалялось.

Боль и злоба, оставались позади,
Не было ни страха, ни печали,
Наступало новое начало в переди,
Там ни выли, на куски ни рвали.
В новом необъятном и большом,
Появилось светлое родное,
Снова увидал, как был щенком,
И светило солнце заводное.

Рядом у норы волчица мать,
Может и поесть чего то дать.
Поиграть, попрыгать, покусать,
И тихонько за загривок взять.
Вот и всё, прошло всё то,
В чём нуждался, больше не нужно,
Ни еда, ни рвать ,ни гнать,
Лишь одна, на небе благодать.