скрывая усталость за тяжелыми веками,
векáми пытаюсь покой я найти.
истóптал дороги меж всеми аллеями,
но так не обрёл я покой для души.

тушил сигаретами боль от ударов,
ударов до боли мне близких людей.
но в сердце моем давно площади мало,
и вот я один, скованный в тишине.

тянуть эту ношу уж очень изрядно.
но ноше легка на другом ведь плече?
другого плеча, к сожалению, мало.
уже многих людей потерял я в беде.

в беде я один, беда не одна.
одна за другой посещают мой разум,
а разум в тумане, в прочем, как и я
не в силах собрать рушáщийся пазл.



P.S.

«Итак, общее во всех определениях: поэтическая вольность — нарушение в поэтической речи норм литературного языка, первоначально оно было связано с соблюдением стихотворного размера, но быстро, уже в античное время, стало художественным приемом. В словарях акцент делается на формальную сторону стиха для сохранения стихотворного размера. Именно эта функция, ритмообразующая, была положена в основу самого термина «поэтическая вольность» изначально: выражение это («licentiapoetica») означает отступление от грамматических правил, которое допускается в стихах ради требования размера или рифмы»