Я выпил сельтерской воды.

Не помогло. Внутри

икалось.

Под простынёй лежала ты.

Спала или уснуть

пыталась.

На Фридрихах пробило три.

Толпа не покидала

Невский.

Ионизировал Чижевский

эритроцитами

в крови.


Хрустело битое стекло

внутри меня, в

районе лёгких.

Я выпил чай. Не помогло.

Я выпил снова

газировки.

На улице стояла ночь.

Не белая. Скорей

смеркалось.

Мне было без воды невмочь.

Внутри меня опять

икалось.


Никто не приносил газет

и не подсовывал под

двери.

Я вышел. В коридоре свет

ломал античность

капители

и ряд скульптур сводил на

нет прямоугольные

пилястры.

Я понял, жизнь была

прекрасна,

когда ваял их

Поликлет.


От ратуши подать рукой

до Грибоедова

канала.

Иду, чтоб утолить рекой

всё, что во мне так

клокотало.

Что из меня во вне рвалось

все мною прожитые

годы.

Всю ненависть моей

икоты,

всю, мной отрыгнутую

злость!


От холода бросает в

дрожь.

Над головой летают

чайки.

Ура! Конец моей

печальки.

Над Питером пролился

дождь...




Отправлено из мобильной Почты Mail.ru